Boris Yarmakhov (yarmakhov) wrote,
Boris Yarmakhov
yarmakhov

Categories:

Живые и мертвые: прототипы.

Среди нескольких книг, к которым я так или иначе возвращаюсь – «Живые и мертвые» Константина Симонова. Сюжет книги, хорошо известный по фильму А.Столпера, построен на том, что в первый месяц Великой Отечественной войны два главных героя романа, политрук Сенцов и комбриг Серпилин встречаются под Могилевым, где первый оказывается в качестве военного корреспондента, а второй – командует полком… По ходу книги их пути несколько раз расходятся и вновь сходятся. В последних эпизодах книги Серпилин командует армией 2-го Белорусского фронта, которая освобождает Могилев, а Сенцов оказывается его адъютантом. Так вдвоем они и попадают на то поле, с которого для них начиналась война.

Книгу вряд ли можно назвать великой с художественной точки зрения. Симонов – публицист в ней постоянно берет верх над Симоновым – писателем. Видно также, что Симонов в романе постоянно наступает на горло собственной песне и не пишет всего, что было ему известно и то, что он мог бы написать, что видно из его дневниковых записей. Постоянно бывая на фронте корреспондентом, Симонов не мог не знать масштаба тех бессмысленных потерь, которые несла армия, прежде всего из-за непрофессионализма командования. Явно меньше, чем мог бы, Симонов написал и о штрафных батальонах. И все же книга ценна тем, что она предлагает очень доскональный, чуть ли не структуралистский взгляд на армию – от солдата до начальника Генштаба.
С первого прочтения книги меня интересовал вопрос о прототипах героев романа. Относительно ясно с Сенцовым. Симонов сам признавался, что этот персонаж – попытка описать себя самого, но не того, каким он был, а каким бы он мог стать. По всей видимости, этот выбор – оставить писательство и стать кадровым офицером – стоял и перед Симоновым. Но если его герой этот выбор делает, то сам Симонов остался, прежде всего, писателем.
В книге есть несколько достаточно легко узнаваемых персонажей. Таков «товарищ Львов», - представитель Ставки в штабе второго Белорусского фронта, который появляется в третьем томе. В нем легко угадывается Лев Мехлис - бездарный и одиозный военный деятель – бывший личный секретарь Сталина, удаленный им от себя.
Гораздо более сложная ситуация с самим Серпилиным, при создании образа которого Симонов использовал биографии нескольких людей. Одним из них стал полковник Кутепов. Дневниковая запись Симонова о встрече с ним, слово в слово воспроизводит текст романа:
«Всех троих нас под конвоем доставили в штаб полка. Из окопа поднялся очень высокий человек и спросил, кто мы такие. Мы сказали, что корреспонденты. Было так темно, что лиц невозможно было разглядеть.
— Какие корреспонденты? — закричал он. — Какие корреспонденты могут быть здесь в два часа ночи? Кто ездит ко мне в два часа ночи? Кто вас послал? Вот я вас сейчас положу на землю, и будете лежать до рассвета. Я не знаю ваших личностей.»
И внешний облик, и многие черты биографии Серпилина взяты именно с полковника Кутепова.
«При утреннем свете мы наконец увидели нашего ночного знакомого — полковника Кутепова. Это был высокий худой человек с усталым лицом, с ласковыми не то голубыми, не то серыми глазами и доброй улыбкой. Старый служака, прапорщик военного времени в первую мировую войну, настоящий солдат, полковник Кутепов как-то сразу стал дорог моему сердцу.»
Много общего. Только вот из окружения в июле 41 Кутепов, в отличие от Серпилина, не вышел, погиб.
Вторым возможным прототипом Серпилина был генерал-лейтенант И.Т.Гришин (на фотографии), командовавший в ходе Белорусской операции в июне 1944 года 49 армией, которая, выполняя вспомогательный удар, освобождала Могилев.


В романе Симонов в деталях воспроизводит весь ход военных действий под Могилевом. Однако воспроизводит он его по документам. Известно, что во время Белорусской операции Симонов безвыездно находился в Москве, работая над пьесой «Так будет», о чем впоследствии горько сожалел.
«И все-таки до сих пор стыдно, что пробыл это время в Москве. А когда много лет спустя писал в романе о нашем наступлении на Могилев, которого так и не видел своими глазами, сколько раз думал — пропади она пропадом, эта тогдашняя пьеса!» (Симонов К.М. Разные дни войны. Дневник писателя — М.: Художественная литература, 1982. )
Личная значимость событий, на которых основан сюжет книги, была для Симонова огромна. По его завещанию, прах его после смерти был развеян над тем самым Буйническим полем под Могилевом, на котором встретились комбриг Серпилин и политрук Сенцов.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 12 comments